Сайт Нехаевского района
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ALEXLEON, Солнце 
Форум » Форум » Нехаевский форум » под небом казачьим В.И. Крехов (продолжение)
под небом казачьим В.И. Крехов
знакомецДата: Вторник, 11.09.2012, 23:54 | Сообщение # 1
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 31
Репутация: 0
Статус: Offline
...Ни малейших колебаний, ни малейшей нерешительности в применении массового террора».

Пятого сентября 1918 года террор получил законную силу. Советское правительство выпустило ставший широко известным Декрет о красном терроре. Газета «Известия» писала: «При данной ситуации... усиление деятельности ВЧК является прямой необходимостью... необходимо обезопасить Советскую республику от классовых врагов путем изолирования их в лагеря. Подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам. Необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения этой меры».

С новым энтузиазмом чекисты взялись выполнять правительственную директиву.

В сентябре в Петрограде казнено не менее 1300 человек. В Кронштадте за одну только ночь 400 человек арестованных были поставлены перед предварительно вырытыми ямами и один за другим расстреляны.

В Москве, как сообщала газета «Известия» 3 и 4 сентября, было расстреляно «только 89 заложников», принадлежащих к «контрреволюционному лагерю». Среди расстрелянных - бывший министр внутренних дел Хвостов и министр юстиции Щегловитов.

В Нижнем Новгороде ЧК, руководимая Николаем Булганиным (в будущем - главой Советского правительства), расстреляла 141 заложника; 700 заложников было арестовано в течение трех дней. Жуткая статистика злодеяний ЧК изо дня в день лишь пополнялась.

Вот что сообщал «Еженедельник ВЧК», издававшийся по распоряжению Дзержинского: «В Вятке чекистами были расстреляны за неделю 23 «бывших жандарма», 154 «контрреволюционера», 8 «монархистов», 28 «членов партии кадетов», 186 «офицеров» и 10 «меньшевиков и правых эсеров».

В Иваново-Вознесенске казнено 25 человек, взят 181 заложник и организован концлагерь на 1000 человек.

«Известия Царицынского Губчека» сообщают о расстреле 103 человек за неделю между 3 и 10 сентября. За первую неделю ноября 1918 года чекисты Царицына приговорили к смерти 50 человек, 321 человека - «к заключению в концентрационный лагерь в качестве заложников».

«Известия Пензенской Губчека» сообщают: «За убийство товарища Егорова, петроградского рабочего, присланного в составе продотряда, было расстреляно 152 белогвардейца».

Помощник Дзержинского, один из руководителей ВЧК М. Лацис утверждал, что «за второе полугодие 1918 года ВЧК казнила 4500 человек». А вот лидер меньшевиков Ю. Мартов приводит другие цифры и считает, что жертв ЧК с начала сентября было «более чем 10 000 человек».

По сообщениям прессы, жертв красного террора за два месяца осени 1918 года было не меньше 10-15 тысяч человек. Советская власть, установленная кучкой заговорщиков-большевиков, в короткий срок своими репрессиями побила все рекорды насилия, оставив царский режим далеко позади.

С 1825 по 1917 годы число смертных приговоров, вынесенных царским правительством, составило 6360, тогда как за два месяца политическая охранка большевиков - ВЧК - казнила от 10 до 15 тысяч граждан России.

Если учесть, что данные о расстрелах ЧК взяты из печатных изданий и наверняка занижены, то можно предположить, «что за два месяца ВЧК казнила в два или три раза больше людей, чем приговорила к смертной казни царская Россия за 92 года, при этом надо учитывать, что в царской России все эти приговоры были вы­несены после законной судебной процедуры и значительная часть из них не была приведена в исполнение, но заменена каторжными работами». Например, с 1825 по 1905 годы из 625 приговоренных казнен был 191 человек.

Таким образом, большевики, практикуя «массовые расстрелы сотен тысяч людей, арестованных без суда и следствия стоящей над законом ВЧК, произвели подлинный переворот в юридической практике и теории».

Многочисленные факты бесчеловечных злодеяний Красной армии заставили главнокомандующего белой армии Юга России генерала Деникина создать Комиссию по расследованию преступлений, чинимых комиссарами. Расправы комиссаров приводили в ужас деникинских следователей огромным количеством жертв и следами чудовищных издевательств, оставленными на телах казненных.

Добавлено (11.09.2012, 23:41)
---------------------------------------------
Среди собранных комиссией сведений есть сообщения о «трупах с отрубленными руками, переломанными костями, обез плавленных телах, о раздробленных челюстях, об отрезанных половых органах».

После захвата городов обычной практикой большевиков было уничтожение буржуазии как класса. По имеющимся сведениям, в таких городах, как Харьков, Одесса, Киев, Екатеринодар, Армавир, Ростов-на-Дону, в общей сложности казнено не менее 20 000 человек.

С приближением белых красные, прежде чем покинуть город, спешно уничтожали арестованных заложников и подозреваемых, находящихся в тюрьмах.

Но своей кульминации массовые убийства достигли после ухода войск генерала Врангеля из Крыма: «С середины ноября до конца декабря 1920 года десятки тысяч человек были расстреляны или повешены».

Не пощадили большевики и тех, кто помогал погрузке отплывающих белогвардейских войск. Около 3000 рабочих-портовиков были расстреляны в Севастополе - городе, наиболее пострадавшем от тирании большевизма. Город русской славы превратился в «город висельников».

«Нахимовский проспект увешан трупами офицеров, солдат и гражданских лиц, арестованных на улице и тут же наспех казненных без суда. Город вымер, население прячется в погребах, на чердаках. Все заборы, стены домов, телеграфные, телефонные столбы, витрины магазинов, вывески оклеены плакатами: «Смерть предателям!»...

На улицах вешали для назидания». Такая практика привела к конфликту среди большевистского руководства. Бухарин и другие потребовали принять меры по ограничению «произвола организации, напичканной преступниками, садистами и разложившимися элементами люмпен-пролетариата».

Каменев предложил даже упразднить ВЧК. Но Ленин, Троцкий, Свердлов и Сталин осудили «несправедливые обвинения со стороны ограниченной интеллигенции... неспособной взглянуть на вопрос террора в более широкой перспективе».

Более того, Ленин постановил: «На страницах партийной и советской печати не может иметь место злостная критика советских учреждений, как это имело место в некоторых статьях о деятельности ВЧК, работы которой протекают в особо тяжелых условиях». Связывая понятия террориста и коммуниста и ставя между ними знак равенства, Ленин говорит: «Хороший коммунист всегда и хороший чекист».

И еще одно обстоятельство, которое умножило карательные возможности ЧК. В марте 1919 года в результате реорганизации милиции и вспомогательных войск Дзержинский свел их в особое соединение - войска внутренней охраны республики (ВОХР). Им поручалась охрана концлагерей и железнодорожных станций. Они же осуществляли реквизиции, подавляли крестьянские восстания, рабочие волнения и мятежи в Красной армии.

Двести тысяч войск внутренней охраны и специальных частей ВЧК представляли собой целую армию внутри Красной армии, которая в руках большевиков служила «мощным инструментом контроля и подавления».

И еще одна сфера приложения ВОХРа - борьба с дезертирством в Красной армии, достигшим гигантских размеров. Несмотря на свою многочисленность, Красная армия страдала от неустрашимых дезертиров, которые, презрев репрессии, толпами покидали ее ряды.

Общая численность Красной армии в разные периоды составляла от трех до пяти миллионов человек, но, несмотря на ее многочисленность, большевики никогда не могли выставить на поля сражений гражданской войны более 500 тысяч вооруженных солдат.

Террор и репрессии, которые были становым хребтом политики большевиков, служили им инструментом для удержания власти и были направлены не только против активных членов оппозиционных партий, но и против бастующих рабочих, казаков, а также огромных масс крестьян, противившихся грабежу и разбою власть предержащих.

Ленин, не церемонясь, объявил о большевистской монополии на власть: «Учение о классовой борьбе ведет необходимо к признанию политического господства пролетариата, его диктатуры, то есть власти, не разделяемой ни с кем». Большевики сделали все, чтобы покончить с противоборствующими силами в лице политических партий.

По приходу к власти новый режим объявил партию кадетов вне закона. С другими оппозиционерами было сложнее. Партия эсеров, расколовшаяся на правых и левых и выражающая интересы многомиллионного российского крестьянства, представлялась наиболее опасной для диктатуры. Режим, претендующий на едино­личную власть, хорошо помнил ту необычайную популярность, которую имели эсеры на выборах в Учредительное собрание осенью 1917 года. Тогда большинство завоеванных мест принадлежало социалистам. И даже несмотря на разгром Учредительного собрания эсеры сохраняли свои места в Советах и ВЦИКе.

Добавлено (11.09.2012, 23:43)
---------------------------------------------
Это уже потом, в июне 1918 года, они были вместе с меньшевиками изгнаны оттуда. Конец 1919 года и весь 1920 год ознаменовались арестами наиболее активных членов этих политических организаций.

Союзники большевиков - левые эсеры - также не избежали политических преследований. Их лидер Мария Спиридонова, выступая на съезде своей партии в декабре 1918 года, решительно осудила карательные методы ВЧК. Вскоре 210 делегатов съезда были арестованы, а Спиридонова помещена в лечебницу «ввиду своего истерического состояния», Спиридоновой все же удалось бежать, и она продолжала руководить своей партией из подполья

За два года Гражданской войны около двух тысяч левых эсеров лишились свободы.

В марте 1919 года Дзержинский издал директиву: «Отныне ВЧК не будет делать разницы между белогвардейцами типа Краснова и белогвардейцами из социалистического лагеря... Арестованные эсеры и меньшевики будут рассматриваться как заложники, их участь будет зависеть от политического поведения их партий».

Немало беспокойства большевикам причинили анархисты и их идеология, которая нашла многочисленных сторонников среди крестьян «вильной» Украины. Их вождь Нестор Махно, пользующийся огромным влиянием на крестьянские массы, боролся и против белых, и против красных. Тысячи крестьян-анархистов были расстреляны большевиками «за бандитизм». Более одной тысячи активистов партии находилось в лагерях.

Репрессии проводились не только против оппозиционных партий, но и против рабочего класса, от имени которого большевики взяли власть в свои руки. Преследования начались в 1918 году, но не смогли вылиться в серьезное противостояние в связи с провалом всеобщей стачки рабочих 2 июля 1918 года. В 1919 году нехватка продовольствия, аресты многих эсеровских руководителей вызвали волну протестов среди рабочего класса Петрограда.

Десять тысяч рабочих Путиловского завода осудили большевиков, правительство которых «представляет собой диктатуру Центрального комитета партии коммунистов и правит с помощью ЧК и революционных трибуналов». В своем воззвании рабочие требовали «свободных выборов в Советы и рабочие комитеты, отмены ограничений на ввоз продуктов из деревни в Петроград, освобождения арестованной Марии Спиридоновой».

В связи с рабочими волнениями в Петроград прибыл Ленин. «Но когда он попытался взять слово на захваченном бастующими рабочими заводе, его, как и Зиновьева, встретили свистом и криками: «Долой евреев и комиссаров!» После взятия войсками ЧК Путиловского завода не менее 900 рабочих было арестовано, более 200 забастовщиков бессудно расстреляно.

Доведенные до отчаяния нищенской зарплатой, которой едва хватало на оплату продуктовых карточек, рабочие бастовали во многих городах России - в Орле, Туле, Брянске и других. Пролетариат требовал отмены привилегий для коммунистов, свободы слова, печати, прекращения набора в Красную армию.

Довольно часто рабочих поддерживали части Красной армии, которые «присоединялись к забастовщикам с криками «Бей жидов! Долой большевистских комиссаров!» ...предавались безудержному грабежу».

Весна 1919 года надолго запомнилась новому режиму. Особенно тревожные события имели место в Туле и Астрахани. Среди рабочих тульских оружейных заводов было немало меньшевиков и эсеров. Их арест вызвал протест многих тысяч рабочих и железнодорожников, которые организовали «марш за свободу и против голода». После того как были арестованы 800 зачинщиков, Дзержинский приказал уволить всех рабочих. Двадцать шесть из них были расстреляны.

Для того чтобы вернуться на завод и получить хлебные карточки (на 250 граммов хлеба), рабочие должны были подписать бумагу, «в которой указывалось, что всякая остановка работы приравнивается к дезертирству, влекущему за собой наказание вплоть до смертной казни».

Рабочие сдались. Голод заставил их снова приступить к работе. Астрахань имела важное стратегическое значение, так как она препятствовала соединению в единый фронт войск адмирала Колчака и генерала Деникина.

В связи со снижением продовольственного рациона и арестом большевиками социалистических активистов рабочие Астрахани организовали стачку, которая проходила в центре города. Присланный для разгона демонстрантов красноармейский пехотный полк отказался стрелять в рабочих и присоединился к забастовщикам. Разъяренные рабочие и солдаты ворвались в горком партии и «убили нескольких ответственных работников».

Отряды ЧК и другие верные режиму красноармейские части подавили восстание. Захваченных бунтовщиков и солдат погрузили на баржи и «с привязанными на шею камнями сотнями сбрасывали в Волгу». До четырех тысяч пленных было расстреляно и утоплено в эти мартовские дни. В городе началось повальное преследование всех тех, кто подходил под определение «буржуй». Количество убитых «богатеев» достигало 1000 человек.

Добавлено (11.09.2012, 23:44)
---------------------------------------------
Конец 1919 и начало 1920 годов ознаменовались переводом более двух тысяч
предприятий на военное положение и заявлением Троцкого о необходимости «милитаризации труда».

В марте 1919 года, выступая на IX съезде РКП (б) с докладом, Троцкий заявил, что человек по своей природе ленив и, если при капитализме рабочий вынужден искать работу, чтобы прокормить себя и свою семью, то при социализме «на место рынка встает рациональное использование трудовых ресурсов». Троцкий хотел солдатского подчинения рабочих государству, обязанность которого, по его мнению,- организовать милитаризованный труд.

Все эти мероприятия предполагали закабалить рабочих, привязать их к производственному процессу, запретить забастовки и усилить власть директоров. От рабства - к рабству. От чего ушли, к тому и пришли, несмотря на посулы большевиков в революцию 1917 года.

Все это вызвало резкую критику представителей профсоюзов и некоторых большевистских руководителей. В связи с нехваткой продовольствия граждане страны были разделены на пять категорий «едоков». К первым относились те, кто был занят на тяжелых физических работах, и солдаты-красноармейцы. Интеллигенции, отнесенной к «нетрудовым элементам», доставались крохи, и часто они вообще не получали ничего.

Постоянное недоедание вызывало недовольство населения и особенно рабочих. Вот что сообщает ВЧК правительству в своем донесении: «В последнее время продовольственный кризис все более обостряется, рабочие массы все сильней сжимаются голодом.

Рабочие обессиливают, теряют всякую физическую силу работать у станков и под влиянием тяжелых мук голода и холода прекращают работы. На этой почве на целом ряде московских металлообрабатывающих предприятий рабочие близки к открытому выступлению - стачка, массовое волнение, - если не будет решен в ближайший срок продовольственный вопрос».

Введя централизованную систему снабжения продовольствием, большевики тем самым придавали ей «решающую роль в поощрении и наказании той или иной категории граждан». Рабочие в поисках продуктов выезжали в деревни и, приостанавливая работы, продолжали бастовать. По данным Наркомата труда, «77% крупных и средних предприятий России в первом полугодии 1920 года охвачено забастовками».

Газета «Правда» в феврале 1920 года писала: «Лучшее место для желтых забастовщиков, этих вредных паразитов,- концентрационный лагерь».

Ленин в который раз цинично заявлял: «Хлебный рацион должен быть снижен для тех, кто не работает в секторе транспорта... Пусть, если это необходимо, погибнут тысячи людей, но страна должна быть спасена».

К тому же вождь требовал показательной расправы над забастовщиками. В начале 1920 года Ленин телеграфирует на Урал председателю Реввоенсовета 5-ой армии: «Мне донесли о явном саботаже среди железнодорожников. Мне говорят, что рабочие Ижевска также участвуют в этом. Я удивлен Вашим примиренчеством и тем, что Вы не осуществили массовой расправы с саботажниками».

Милитаризация труда вызвала яростный протест рабочих. Забастовки множились в металлургии, на шахтах и железных дорогах, где идея Троцкого осуществлялась на практике ускоренными темпами. В Туле в июне 1920 года рабочие-металлурги вновь забастовали, отказываясь выполнять распоряжение руководства завода о сверхурочных работах в воскресный день. Работницы, поддержав забастовщиков, заявили к тому же, что воскресенье -это «единственный день, когда они могут отправиться в поисках продуктов по окрестным деревням».

Введя военное положение, чекисты стали разоблачать «контрреволюционный заговор, затеянный польскими шпионами и черносотенцами в целях ослабления боевой мощи Красной армии». Дальнейшие события для местных партийных органов и ЧК развернулись совсем не так, как это обычно происходило в подобных случаях. Тысячи работниц стали приходить в ЧК с требованием арестовать также и их. Вскоре уже и рабочие стали требовать, чтобы арестовали их всех, «делая абсолютно абсурдным тезис о польском и черносотенном заговоре».

Чекисты были загнаны в собственную ловушку, не зная вначале, как поступить далее. Созданный комитет по ликвидации заговора был вынужден допрашивать тысячи рабочих, пытаясь разыскать организаторов. Более 10 тысяч человек ожидали своей участи на открытом воздухе под охраной чекистов.

Учитывая острую нужду в квалифицированных рабочих, ЧК не смогла оставить новую власть без лучших в стране оружейников, в связи с чем рабочие на сей раз понесли относительно малые потери. Всего лишь 28 человек были «заключены в исправительно-трудовые лагеря и 200 человек выслано».

Тем, кто хотел получить работу и продовольственные карточки, предстояло подписать злосчастную бумагу: «Я, нижеподписавшийся, гнусный вонючий пес, раскаиваюсь перед революционным трибуналом и Красной армией в своих преступлениях и обещаю впредь добросовестно трудиться».

Добавлено (11.09.2012, 23:46)
---------------------------------------------
В сельской глубинке противостояние между властью и крестьянством продолжало усиливаться. Тому виной были продолжавшиеся большевистским режимом тотальные реквизиции.

В Тамбовской губернии недовольство сельских тружеников достигло точки кипения летом 1920 года, когда в губернии была резко усилена продразверстка: крестьяне должны были сдать государству 27 млн пудов зерна вместо первоначально намечавшихся 18 млн.

Выполнение грабительского плана продразверстки означало для крестьян голодную смерть. Возмущенные незаконной конфискацией крестьяне, вооружившись «ружьями, косами и вилами, восстали сразу в трех уездах Тамбовской губернии».

Они получили большую поддержку со стороны партии эсеров, сторонники которой проявляли большую активность на Тамбовщине. Левый эсер А.С. Антонов в должности начальника уездной милиции сотрудничал с большевиками, а затем возглавил один из отрядов дезертиров, боровшихся с большевистской продразверсткой, иногда убивая сборщиков зерна и продуктов.

Взяв на себя руководство восстанием, Антонов сумел создать военную организацию, имеющую в своих рядах более пятидесяти тысяч крестьян, объединенных вокруг популярных лозунгов, таких как свобода торговли, выборов, прекращение реквизиций и упразднение комиссаров. Крестьянский вождь организовал разведыва­тельную службу, сумевшую проникнуть даже в тамбовскую ЧК. Во время восстания более 2000 коммунистов было убито.

После разгрома Врангеля большевики ввели на Тамбовщину 120-тысячную армию, состоявшую в основном из войск ЧК, так как при усмирении народных восстаний на красноармейские части не очень-то полагались. Тамбовский мятеж был подавлен в 1921 году с невероятной жестокостью, с применением отравляющих газов.

Одних только погибших 110 тыся человек. Двадцать один населенный пункт Красная армия стерла с лица земли, а около 50 тысяч арестованных крестьян были размещены в двенадцати тамбовских концлагерях. Впоследствии 5000 семей постигла участь выселенных из губернии. Таков общий итог потерь восставших труженников сельской глубинки. Большевики особо не церемонились, ликвидируя крупнейший очаг напряженности в Центральной России.

Но взрывоопасное положение наблюдалось и в соседних губерниях - Саратовской, Самарской, - а также на юге, в Астраханской. Голод грозил опустошить эти густонаселенные районы, безжалостно обобранные до нитки большевистским режимом.

Командующий Волжским военным округом докладывал в Москву: «Многотысячные толпы голодных крестьян осаждают склады, где хранится реквизированное для армии и городов зерно. Дело дошло до попыток захвата, и войска были вынуждены стрелять в разъяренную толпу».

Сообщение из Саратова: «Бандитские выступления охватили всю губернию. Все запасы зерна - три миллиона пудов - на государственных складах захвачены крестьянами. Они отлично вооружены благодаря дезертирам, доставившим им оружие. Надежные части Красной армии рассеяны».

Ограбив сельские районы Центральной и Южной России, большевики устремили свой взор на Западную Сибирь. Продразверстка и связанные с ней репрессии вызвали и там крестьянские волнения, которые переросли в крупнейшее восстание, охватившее Тобольскую, Омскую, Оренбургскую и Екатеринбургскую губернии, территориально превышающие Францию. Единственная железная дорога, связывающая европейскую часть России с Сибирью, оказалась перерезанной. Народная крестьянская армия овладела городом Тобольском и держала под контролем восставшие губернии с января и до конца марта 1921 года.

Вот о чем свидетельствует очевидец: «...нас постигают опять страшные репрессии, вызванные крупным восстанием крестьян и примкнувших к ним казаков Сибирского полка. Во многих деревнях и селах были перебиты все ответственные советские работники. Отряд, высланный на усмирение взбунтовавшихся крестьян, перешел на сторону повстанцев, и с этого момента вспыхнуло восстание...

К этому времени Советская власть подвезла крупные надежные части, состоявшие исключительно из надежных коммунистов, т. н. курсантов... Курсанты и карательные отряды после упорного боя выбили повстанцев из города, и вот после этого началась расправа. Прежде всего арестовали все казачье население, не при­нимавшее никакого участия в восстании, и расстреляли каждого пятого.

Уезды, принимавшие участие в восстании, были жестоко наказаны. Там в течение недели хватали кого попало и расстреливали, конечно, без всякого суда и следствия. Многие станицы и поселки были сожжены дотла. Жители со слезами смотрели на пожарища своих родных гнезд и молча ушли в тайгу искать новых укромных пристанищ. За это восстание было выжжено 11 сел, 6 станиц и 12 поселков. По подсчетам крестьян, было расстреляно до 20 тысяч человек, совершенно не причастных к этому повстанческому движению».

Добавлено (11.09.2012, 23:48)
---------------------------------------------
Вот как охарактеризовал Сибирское восстание А.Т. Твардовский: «...что-то вроде пугачевского бунта у нас в 1921 году. Антоновщина, о которой у нас много писали, не идет ни в какое сравнение с восстанием зауральских, сибирских мужиков. О нем в наших историях ни слова. И причина этого отчасти загадочна, отчасти ясна: масштабы восстания ни с чем не сравнимы.

И особенности восстания таковы, что его не подведешь под знак кулацкого, эсеровского восстания, хотя и кулаки, и особенно эсеры, когда это восстание разгорелось, конечно, примкнули к нему. Но восстание против Советской власти началось как крестьянское, мужицкое, и охватило огромную территорию от казахстанских степей до Салехарда. Они Тобольск сорок дней держали в своих руках! Причем вооружены были в основном пиками, огнестрельного оружия было у них мало, но и с пиками они брали и захватывали пушки и пулеметы. И тем уже вооружались».

Но и в двух русских столицах обстановка становилась все тревожнее. Поезда не ходили, большинство фабрик и заводов либо закрылись, либо были на грани закрытия. Снабжение городов становилось все хуже, и рабочие все чаще уходили в деревни в поисках продуктов питания.

Власть констатировала: «Недовольство повсеместное. В рабочей среде ходят слухи о свержении коммунистической власти. Люди голодают и не работают. Ожидаются крупные масштабные забастовки. Замечены брожения среди частей Московского гарнизона, которые могут в любое время выйти из-под контроля. Необходимы предохранительные меры».

Сокращение на треть хлебных рационов в Москве, Петрограде, Иваново-Вознесенске привело к массовым протестам, забастов кам, манифестациям, которые охватили почти все заводы и фабрики и происходили ежедневно.

В Москве не прекращались стычки рабочих с отрядами ЧК. Рабочие пытались в свою защиту вывести войска из казарм. Несколько рабочих было убито, сотни арестованы. Пролетариат Петрограда требовал свободы слова, печати и освобождения всех политических заключенных.

В феврале 1921 года рабочие провели выборы в Собрание рабочих уполномоченных, в котором большинство мест заняли представители меньшевистско-эсеровского толка, призывающие приступить к всеобщей забастовке и упразднению большевистской диктатуры. Многие воинские подразделения провели митинги в поддержку рабочих требований.

Двадцать четвертого февраля войска ЧК открыли огонь по рабочей демонстрации. Двенадцать человек было убито, а тысячи рабочих и активистов арестованы. Десятки и сотни красноармейцев покидали свои части, чтобы присоединиться к протестующим.

Спустя четыре года после февральской революции повторились те же события: братание рабочих и вышедших из повиновения солдат. Зиновьев, возглавлявший петроградских большевиков, отправил паническую телеграмму Ленину:

«Рабочие вступили в контакт с солдатами в казармах. Если надежные части не прибудут в ближайшие часы, мы будем опрокинуты».

С вводом НЭПа и некоторым оживлением промышленного и продовольственного рынка репрессии коммунистического режима несколько поутихнут, чтобы от относительной передышки 1923-1927 годов выйти на новый виток зловещего движения по спирали насилия, положенной большевиками в основу своей политики на бескрайних просторах теперь уже Советской империи.

Под небом казачьим.

Часть третья

НАШЕСТВИЕ

Совершив вооруженный переворот в октябре 1917 года, большевики взялись за выполнение целей и задач, поставленных перед ними вождями воинствующего коммунизма. Захватив власть под лозунгами «Землю - крестьянам, фабрики и заводы - рабочим», большевистские лидеры, не считаясь со своими обещаниями, объявили о национализации земель и предприятий, не забывая владельцев крупного капитала поставить вне закона.

Пролетарская диктатура приступила к осуществлению своих зловещих замыслов. Декретом Совнаркома от 28 ноября 1917 года было заявлено, что «члены руководящих учреждений партии кадетов как партии врагов народа подлежат аресту и преданию суду революционных трибуналов».

Добавлено (11.09.2012, 23:50)
---------------------------------------------
В Петрограде и Москве начались расстрелы всех, кто не внушал доверия и подозревался в контрреволюционных действиях. Фронты Первой мировой войны под воздействием двух революций 1917 года бесславно развалились. Миллионы солдат хлынули в давно поджидавшие их деревни, стремясь не упустить момен­та дележа земель, обещанных им большевиками.

Самовольный захват земельных владений, начавшийся вскоре после февральской революции, продолжавшиеся поджоги и убийства законных собственников земель дополняли общую картину хаоса и беспра­вия, творившегося не только в крупных городах, но и на сельских просторах бывшей Российской империи.

С началом всеобщей неразберихи и дезертирства лишь только казачьи полки и дивизии сохранили организованность и дисциплинированность, верность присяге и долгу. С полным вооружением и амуницией, под руководством своих командиров возвращались на Дон казаки.

Большевистские лидеры с недоверием относились к казачеству. Ленин в своих теоретических работах высказывался о казаках как о карательной силе самодержавия. События 1905-1907 годов служили тому доказательством. Это было то смутное время, когда государь Николай II посылал казачьи войска для усмирения взбунтовавшихся мужиков в губерниях провинциальной России.

Генерал Деникин в своих воспоминаниях свидетельствует о том, что царское правительство «широко использовало казачьи войска для подавления народных волнений и тем навлекая на них глухое озлобление среди бродящей, недовольной массы населения». И еще вспоминает генерал: «Эпизоды «усмирений» с неми­нуемым насилием, иногда жестокостью получили широкое распространение в народе, преувеличивались и вызывали враждебное отношение к казакам».

Согласуя свои действия с коммунистической теорией деления общества на классы, большевики причислили казачество, как наиболее зажиточную часть населения, к сельской буржуазии, намереваясь ее уничтожить. К тому же казачество рассматривалось новой властью как потенциальная угроза политическим устремлениям большевистской диктатуры.

Отречение государя императора от престола повергло казаков в шоковое состояние. Рушившиеся устои государства Российского грозили под своими обломками похоронить основы, на которые опиралось здание казачьей самобытности.

Между двух революций, в обстановке хаоса и бесправия, двоевластия и бессилия властей, казаки в массе своей придерживались нейтралитета. Октябрьский переворот, декларации большевистских лидеров поставили донское правительство перед угрозой, исходящей от новой власти, и необходимостью защищать свои идеалы свободы и независимости.

В свою очередь, новый режим тревожили сообщения о формировавшейся в Ростове и Новочеркасске Добровольческой армии, объявившей своей целью поход на север и свержение революционеров, незаконно захвативших власть в столице.

Еще в процессе своего становления РСДРП (б) рассматривала казаков как контрреволюционный элемент и, как следствие, вынашивала планы расказачивания, суть которого - физически уничтожить большинство свободолюбивого казачьего народа, а малую часть, оставшуюся после ликвидации, силой оружия принудить принять новую власть. К тому же, по плану Троцкого, «заставить трудового казака почувствовать себя не казаком, а рабочим и крестьянином».

Войсковое правительство во главе с донским атаманом А.М. Калединым не признало власти большевиков и объявило о мобилизации казаков для защиты Дона. Но большинство фронтового казачества не поддержало атамана, несмотря на то, что красногвардейские отряды уже рвались к Ростову и Новочеркасску.

Еще на фронтах Первой мировой войны казаки подвергались массированной пропаганде различных партий. Большевики не скупились на обещания. Как бальзам на рану, ложились в души казаков слова, обращенные к ним: «...по первому зову начальства казак обязан был садиться на коня и выступать в поход. Всю воинскую «справу» казак должен был создавать на свои кровные трудовые средства. Казак - в походах, хозяйство расстраивается и падает. Справедлив ли такой порядок? Нет, он должен быть отменен, и навсегда».

Оставаясь нейтральными, казаки ожидали обещанных посулов и справедливого решения других вопросов казачьей жизни. И хотя червь сомнения точил казачью душу, донцы избрали выжидательную позицию по отношению к новой власти и не торопились вставать под знамена атамана Каледина. Лишь только отдельные отряды казаков да пламенные юнцы Новочеркасска и Ростова - реалисты, гимназисты, юнкера и кадеты - под руководством своих офицеров без страха и упрека, с романтическим пылом шли защищать родной Дон.

Добавлено (11.09.2012, 23:51)
---------------------------------------------
В один из дней, когда Новочеркасск провожал в последний путь молодых героев, павших в ожесточенных боях с красноармейцами за свою свободу и независимость, генерал Алексеев, основатель и создатель Добровольческой армии, изумленный героизмом и стойкостью юных рыцарей Дона, воскликнет: «...орлята защища­ют свое гнездо!» И добавит: «Придет время, когда история спросит: - А где же были орлы?!»

В своих воспоминаниях генерал говорит о причине пассивности казаков в тот период: «Казачьи полки, возвращающиеся с фронта, находятся в полном нравственном разложении. Идеи большевизма находят приверженцев среди широкой массы казаков. Они не желают сражаться даже для защиты собственной территории, ради спасения своего достояния. Они глубоко убеждены, что большевизм направлен только против богатых классов, буржуазии и интеллигенции, а не области где сохранился порядок, где есть хлеб, уголь, железо, нефть».

Атаман Каледин снова и снова взывает к казачеству, пытаясь побудить его взяться за оружие, и, не найдя поддержки и понимания, выстрелом в сердце оканчивает жизнь. Дон застыл в оцепенении, потрясенный случившимся, смутно осознавая мистичность рокового выстрела и неотвратимость надвигающейся катастрофы.

После прихода большевиков к власти история отвела донскому казачеству четыре месяца, для того чтобы осознать свои ошибки и заблуждения и выступить против узурпаторов власти.

После смерти Каледина и ухода малочисленной Добровольческой армии из Ростова на Кубань советские войска и отряды казачьего военно-революционного комитета под руководством подхорунжего Подтелкова захватили Ростов и Новочеркасск. И сразу же началась кровавая бойня, в которой было убито до 500 офице-ров-калединцев.

В одном только Новочеркасске с 13 февраля по 14 апреля 1918 года было расстреляно до 500 человек, в том числе 14 генералов, 23 полковника, 292 казачьих офицера. Те из русских офицеров, кто прибыл на Дон по зову генералов Алексеева и Корнилова и с самого начала не торопился записываться в Добровольческую армию, а проводил свое время в ресторанах Ростова, пытаясь отсидеться и остаться вне политики, жестоко поплатились за свою наивность и самонадеянность.

Большевики устроили за ними настоящую охоту, отлавливая и отстреливая их безо всякого суда и следствия.

Помимо Ростова и Новочеркасска, расстрелы происходили и в других местах Области войска Донского. Около 60 казаков, в основном офицеры, были расстреляны у Луганска, в Батайске -60 человек, в Персияновке - около двадцати.

На ст. Степной в начале 1918 года расстреляно 17 человек, там же в середине февраля - 18 человек. Семьдесят четыре офицера зарублено красными у станицы Ладыженской. По свидетельству генерала Голубинцева, 12 января 1918 года в слободе Михайловке Усть-Медведицкого округа «красными зверски убито 36 офицеров».

В своих воспоминаниях бывший командующий Донской армией генерал Денисов говорит, что Дон за столь короткое время потерял 30% своих офицеров, которые безжалостно истреблялись озверевшими большевиками.

Обстановка усложнялась еще и тем, что на Дону всегда было противостояние между казаками и иногородними, которые появились на Донщине после отмены крепостного права, когда тысячи и тысячи крестьян, в основном с Украины, в поисках лучшей доли переселялись на казачьи земли. Но суровая действительность не намного облегчила жизнь странствующих людей. Казаки называли переселенцев «хохлами» за их украинский говор и относились к ним с известной долей насторожен<

 
Форум » Форум » Нехаевский форум » под небом казачьим В.И. Крехов (продолжение)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp and BananaMAN © 2017