Сайт Нехаевского района
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: ALEXLEON, Солнце 
Форум » Форум » Нехаевский форум » Под небом казачьм Крехов В.И. (продолжение 2)
Под небом казачьм Крехов В.И.
знакомецДата: Среда, 12.09.2012, 00:12 | Сообщение # 1
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 31
Репутация: 0
Статус: Offline
настороженности.

Накануне Первой мировой войны казачество владело 80% земель, хотя и составляло по численности менее половины населения Донской области. Поэтому малоземельным крестьянам приходилось батрачить либо арендовать земли у казаков. С установлением советской власти крестьяне повсеместно поддержали новый режим, надеясь с его помощью получить казачьи земли в свои руки.

С приходом к власти большевики действовали на Дону как оккупанты, захватившие вражескую территорию.

Вот свидетельство на этот счет генерала Деникина: «Началось внедрение Советской власти в пределы области, сопровождавшееся, как обычно, захватом пришлыми элементами местного самоуправления, грабежами, реквизициями, арестами, убийствами, казнями и карательными экспедициями против непокорных станиц. Хлеб и скот большими партиями увозились на Север: одновременно начался дележ казачьей земли крестьянами. Казаки скоро убедились, что с новым порядком они теряют все: землю, волю и власть».

Столкнувшись с невероятной жестокостью большевиков, грабежами, с не совсем понятными массовыми убийствами офицеров, казаки, мгновенно организовавшись, взялись за оружие. Сложившаяся атмосфера вражды и отчужденности с иногородним населением, претендующим на казачью землю, усиливала непримиримость между казаками и новым режимом.

Убедившись в коварстве и лицемерии новой власти, в лживости ее посулов и обещаний, казаки восстали. Беспощадно уничтожа- лись не только красногвардейские части, но и «бунтовщики-иногородние», осмелившиеся претендовать на «имущественное и земельное поравнение с казаками». Борьба между «братьями-казаками» и «хамами-иногородними» все более обострялась.

Восстание, начавшееся с южных областей, постепенно продвигалось в северные округа Донской области. Партизанские отряды, в которые первоначально объединялись казаки, преобразовались в полки и дивизии формируемой Донской армии.

И вот уже набатом звучат слова генерала Краснова, избранного казаками атаманом Всевеликого войска Донского: «Дон для донцов! Мы завоевали эту землю и утучнили ее кровью своею, и мы, только мы одни хозяева этой земли. Вас будут смущать обиженные города и крестьяне... Не верьте волкам в овечьей шкуре. Они зарятся на ваши земли и жадными руками тянутся к ним. Пусть свободно живут на Дону гостями, но хозяева только мы, только мы одни... казаки!»

Кровопролитные бои за освобождение Дона от большевиков-оккупантов не прекращались ни на один день. Поставленные коммунистами перед угрозой физического истребления в своем доме, на своей земле, казаки громили красноармейские войска и беспощадно расправлялись с вдохновителями и организаторами карательных походов на Дон - большевистскими комиссарами.

Атаман Краснов требовал: «Наш закон неумолим и беспощаден и наше правило: за одного убитого казака десять «из тех, кто посягнул на его жизнь». В конце июля - начале августа казаки освободили всю территорию Донской области от Красной армии и, перегруппировав свои войска, повели наступление на Царицынском и Воронежском направлениях.

К началу августа Донская армия насчитывала в своих рядах 50 тысяч бойцов, 92 орудия и 272 пулемета. Донской атаман и Войсковой круг выпустили обращение к Советскому правительству, в котором содержалась оценка действий большевиков после октябрьского переворота и предостережение на случай повторного «нашествия кровавых банд грабителей».

«Происходящие в последнее время события не могут не тревожить всякого культурного человека. Массовые расстрелы и убийства женщин, детей и стариков по приказу вашему, уничтожение памятников старины и всего, напоминающего о великом государстве Российском, производят впечатление отвратительного кошмара.

Руки ваши в крови, совесть ваша черна, и все злодейства, совершенные безумцами на протяжении всей мировой истории, превзойдены вами. Боясь за свою власть и за роскошь своей жизни, когда русский народ голодает, вы уничтожили всякую свободу в свободной русской земле, опираясь на штыки латышей, китайцев и других инородцев.

Русский народ вас ненавидит, и проклятия шлет вам весь культурный мир. Мы находимся в войне с вами. Мы уже изгнали вас из пределов своей земли и с Божьей помощью сумеем охранить свои земли от нашествия ваших кровавых банд грабителей.

Добавлено (11.09.2012, 23:59)
---------------------------------------------
Тысячи ваших пленников нашли у нас мирный труд и заработок, и с пленными мы поступаем по обычаям войны, но знайте, несчастные насильники совести русского народа, что если вы вздумаете осуществлять ваши кровавые планы избиения тысячами взятых вами заложников, среди которых есть и донские казаки, мы не будем смотреть больше на ваши банды как на войска и поступим с ними таким же образом.

Мы, Войсковой круг Всевеликого войска Донского и Донской атаман, встали дружно на защиту своего края и святой русской православной веры, и мы не можем допустить, чтобы заветы Христа были бы так нагло нарушены, как это делаете вы.

Презрение и отвращение вам наше, - донских казаков. Помните, близок суд Божий и неотвратим час возмездия, Всевышний накажет вас за ваши кровавые дела.

Вы - самые позорные и отвратительные люди в мировой истории, и ненависть народов всего мира вас покарает».

Но московская власть несла смерть не только донскому казачеству. Вот что пишет по этому поводу белоказачий журнал «Донская волна», подводя итоги большевистской деятельности за первые полгода Советской власти: «По газетным сведениям, только в Москве и Петрограде за полгода (от декабря 1917 года до июля 1918 года) расстреляно 40 300 человек. Эти цифры нельзя взять под сомнение хотя бы уже по одному тому, что официаль­ные московские «Известия» сообщают, что по приговорам одних чрезвычайных комиссий с июля 1918 года расстреляно 14 868 человек.

«Известия» приводят данные о погибших с июля 1918 года, а ведь какую жатву собрала красная смерть, если вспомнить казни военных судов в Поволжье, на Дону и Украине! В Новочеркасске погибло не менее 1500 человек, столько же в Екатеринодаре. А Варфоломеевская ночь в Севастополе? А казнь казаков без суда по усмотрению пьяных красноармейцев?

Цифра в 40 300 человек покажется после всего вспомянутого неточной скорее в сторону преуменьшения. Сорок тысяч жизней во славу торжества «святых идей», о которых так заманчиво говорят красные! Перед их террором бледнеет все, что было кровавого в истории.

Испанская инквизиция за период с 1481 года по 1808 год, то есть за 327 лет, сожгла на кострах на 8 тысяч меньше. Нерон - «зверь из бездны» - за 14 лет (52-66 гг. от Р. X.) казнил 119 человек. Гонения Диоклетиана и Галерия на христиан унесли 14 тысяч жизней, гонения Деция - 25 тысяч, причем возможно, что эти цифры преувеличены христианскими историками и апологетами.

Террор Великой французской революции стоил жизни 2500 человек. Инквизитор Лотарингии Шпрегнер, прославившийся жестокими гонениями на ведьм, присудил к кострам за всю свою жизнь 17 тысяч человек. Парижская коммуна расстреляла 5000 человек.

Во время польского восстания 1863 года было казнено только до 2000 повстанцев. Военно-полевые суды Столыпина вынесли 1100 смертных приговоров.

Все эти цифры ужасны, но они - в сумраке прошлого. Цифры же из «Известий» растут, и каждый день их множит и множит».

И еще один штрих. За всю Первую мировую войну (1914-1918 гг.) на фронтах великих сражений донских офицеров было убито не более 250 человек, тогда как за первые четыре месяца Советской власти большевиками-коммунистами уничтожено около семисот офицеров-донцов, которые в массе своей не принимали участия в событиях, происходивших в Ростове и Новочеркасске, а спокойно отдыхали среди своих родных и близких после стольких лет мировой войны.

Революционная практика диктатуры пролетариата все более и более обнажала звериную сущность марксизма - ненависть, помноженную на насилие, возведенную большевиками в ее высшую степень; насилие, затмевающее все преступления кровожадных «зверей из бездны» веков мировой истории. Но это всего лишь начало. Преступления новой власти будут все более множиться. Впереди у нее - море революционной крови, миллионы убитых и искалеченных, горе и страдания всех без исключения народов, населяющих великую Россию.

Согласно марксистской теории деления общества на классы, в которой особое место уделялось эксплуатации одного класса другим, в результате чего обновляющийся пролетариат численно увеличивался, необходимо было, по мнению адептов марксизма-ленинизма, уничтожить главное звено в «заколдованном» круге, воспроизводящем нищий пролетариат. Этим звеном был назван класс буржуазии, который надлежало изъять из общества, каким-то образом удалить без всяких колебаний и сомнений.

Так как, предполагали большевики, буржуазию вряд ли удастся мирно изолировать, ибо она наверняка будет сопротивляться, то был избран самый простой, по их мнению, но эффективный путь -безусловное физическое уничтожение буржуазии как класса.

Изгнав врага со своей территории и выйдя на границы Донской области, казаки отказывались идти далее на север, резонно считая, что освобождение от большевизма всей России - дело рук самого русского народа, а не только казачества.

Добавлено (12.09.2012, 00:00)
---------------------------------------------
Донское правительство, считали казаки, должно урегулировать свои взаимоотношения с Москвой, и чем скорее, тем лучше. Атаману Краснову стоило больших усилий уговорить казаков выдвинуться вперед и захватить стратегически важные железнодорожные узлы, чтобы в переговорах уступить их красным в обмен на неприкосновенность донских границ.

Освобождение Донской области от большевиков стоило казачеству большой крови. Потери некоторых полков составили чуть ли не половину личного состава. Три четверти офицеров было убито или ранено. Свирепствующий сыпной тиф, простудные заболевания, всеобщая усталость и постоянные контакты с казаками - парламентерами красных способствовали разложению белой армии. Поддавшись на уговоры большевиков, казачьи полки, стоявшие в районе Богучара Воронежской губернии, снялись с позиций и, мгновенно оголив фронт, разошлись по домам.

Без промедления Красная армия вторглась в казачьи хутора и станицы. В Хоперском и Усть-Медведицком округах казачьи полки, прикрывавшие северную границу Донской области, спешно покатились на юг, пытаясь избежать окружения.

Вступив в пределы области, Красная армия не собиралась выполнять то, о чем так красиво и заманчиво говорилось на переговорах, в листовках и воззваниях большевистских комиссаров.

Окрыленные быстрым продвижением вглубь казачьей территории, большевики решили отказаться от своих обещаний, продолжая считать донскую землю «гнездом несомненно контрреволюционного казачества».

«Диктатуру труда в Донской области, - писал сотрудник ВЧК И.И. Скраме,- может установить или чрезвычайно мудрая и осторожная политика (может быть), или беспощадный красный террор».

Большевики избрали второй путь - путь физического истребления казачества.

Одна из московских газет цитировала Троцкого: «Дон выступил против нас... в своей прежней роли разбойника, душителя всяких свободных начинаний в России... Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции. Стомиллионный русский пролетарий не имеет никакого нравственного права при­менять к Дону великодушие... Дон необходимо обезлошадить, обезоружить и обезнагаить и обратить в чисто земледельческую страну».

Террор, начатый большевиками против казачества еще в начале 1918 года, получил свое продолжение и в последующем. Но теперь он уже приобрел законную силу: 24 января 1919 года вышло циркулярное письмо Оргбюро ЦК партии большевиков, в котором донское казачество объявлялось вне закона.

«Последние события на различных фронтах в казачьих районах - наши продвижения вглубь казачьих поселений - заставляют нас дать указания партийным работникам о характере их работы при воссоздании и укреплении Советской власти в указанных районах. Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с каза­чеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления. Никакие компромиссы, никакая половинчатость пути недопустима. Поэтому необходимо:

1. Провести массовый террор против богатых казаков, ис требив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе против Советской власти. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, кото рые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставлять ссыпать все излишки в указанные пункты; это относится как к хлебу, так и ко всем сель скохозяйственным продуктам.

3. Принять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселения, где это возможно.

4. Уравнять пришлых «иногородних» с казаками в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие только надежным элементам из иного родних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка.

8. Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания.

Добавлено (12.09.2012, 00:05)
---------------------------------------------
ЦК постановляет провести через соответствующие советские учреждения обязательство Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли».

Этот документ, принятый авторским коллективом во главе со Свердловым, большевики положили в основу своей политики в отношении казачества. Он же послужил началом официального этапа расказачивания, проводившегося Советской властью фактически на протяжении всех лет ее существования.

Читая письмо, можно лишь только удивляться той лютой ненависти, которую испытывали большевики к казачеству и которой пропитано все содержание зловещего документа. Что значит провести массовый террор против богатых казаков?..

Как известно, экономическое положение казаков было гораздо лучше значительной части российского крестьянства. Тучные земли, на которых проживали казаки, способствовали снятию с полей богатых урожаев. Более крупные земельные наделы, освобождение от налогов позволяли казакам более уверенно смотреть в бу­дущее, тогда как крестьянство в своей массе было лишено этих преимуществ и потому проживало гораздо беднее.

Поэтому, с точки зрения солдата-крестьянина Красной армии (а именно они являлись исполнителями воли большевиков), казаки относились к зажиточному, богатому классу, и, следуя документу, большинство казаков подлежало уничтожению.

Далее. Что значит провести террор против тех, кто принимал «прямое или косвенное участие в борьбе против Советской власти»?

Вот свидетельство на этот счет атамана Краснова: «Чтобы закрепить до зимы все Войско Донское, на Дону были мобилизованы все казаки. Не было ни одной казачьей семьи, где кто-либо из мужчин не был убит или ранен. Были семьи, которые потеряли главу семьи и двух сыновей. Все отдавалось за свободу Родины - жизнь и достояние. Все лошади были отданы в строй, или в обозы, коров и волов резали без сожаления, чтобы кормить фронт, хлеб возили туда же, туда же отдавали последнее платье и белье...»

Таким образом, практически все казаки (за исключением тех, кто был мобилизован в Красную армию, но таких было очень мало) прямо или косвенно принимали участие в борьбе с Советской властью и, согласно документу, должны были быть уничтожены поголовно.

Разве это не геноцид?!

К тому же еще конфисковывался весь хлеб и продукты, а иногородние уравнивались с казаками в земельном отношении. Но и этого Советской власти показалось мало: 29 января 1919 года было принято решение массово переселять на казачьи земли семьи бедных крестьян из центральных губерний, а казаков удалять из Донской области.

По свидетельству директора Волгоградского областного Государственного архива Н.Н. Смирнова, на казачьи земли трех северных округов - Хоперского, Усть-Медведицкого и Второго Донского - с 1919 по 1933 годы было переселено около двухсот пятидесяти тысяч человек, которые служили опорой советской власти при проведении в жизнь политики геноцида по отношению к казачеству.

В связи с выходом январского циркуляра все военные и гражданские власти на территории Донской области были подчинены Реввоенсовету Южного фронта, которому поручалось работать совместно с Донбюро РКП (б).

Через короткое время циркулярное письмо трансформировалось в директиву ЦК РКП (б), а инструкция по ее применению была незамедлительно разослана в ревкомы, создаваемые в захваченных районах Донской области. В документе говорится: «Учрежденные приказом Реввоенсовета Южфронта ревкомы и временные полковые военно-полевые трибуналы должны посредством опроса так называемых иногородних, а также путем массовых обысков в занимаемых станицах и хуторах и вообще всяких селениях на Дону обнаруживать и немедленно расстреливать:

а) всех без исключения казаков, занимавших служебные должности по выборам или по назначению: окружных и станичных атаманов, их помощников, судей и проч.;

б) всех без исключения офицеров красновской армии;

в) вообще всех активных деятелей красновской контррево люции;

г) всех без исключения богатых казаков;

д) всех, у кого после объявленного срока о сдаче оружия та ковое будет найдено;

е) имущество расстрелянных конфискуется и передается в распоряжение ревкомов для удовлетворения потребностей рабо чих и малоимущего населения из иногородних;

ж) лица и целые группы казачества, которые активного уча стия в борьбе с Советской властью не принимали, но которые вну шают большие опасения, подлежат усиленному надзору и, в случае необходимости, аресту и препровождению вглубь страны по специ альным указаниям Реввоенсовета Южного фронта. Имущество таких лиц не конфискуется, а передается во временное распоряже ние и использование ревкома.

Добавлено (12.09.2012, 00:06)
---------------------------------------------
<...>

к) наряду с мерами суровой расправы временные революционные органы должны преследовать цель социально-экономиче- ского обескровления верхов и отчасти средних кругов казачества. Политика контрибуций, а также конфискации всех излишков хлеба и других сельскохозяйственных продуктов должна проводиться организованно и планомерно со всей беспощадностью;

л) переселение малоимущих иногородних на казачьи земли и в их жилища должно начаться немедленно и проводиться как мера революционная, рассчитанная на обессиление казачества и на укрепление элементов, близких Советской Республике. Эта задача не программная, а задача дня, и ревкомы должны приступить к ее осуществлению, не ожидая специальных и подробных указаний, а руководствоваться годичным опытом советской политики».

Наступающие Советские войска имели в своем составе военно-полевые трибуналы, которые выносили смертные приговоры, обжалованию не подлежащие. Военно-полевой суд - три коммуниста во главе с комиссаром полка - решали судьбу каждого человека.

По свидетельству командующего группой войск Красной армии Ф.К. Миронова, «только по пути 8-й армии трибуналами во благо социальной революции было расстреляно 8 тысяч человек». Но кроме 8-й армии в наступлении принимали участие еще три армии. Можно предположить, что лишь только на первоначальном этапе наступления трибуналами четырех армий было расстреляно свыше 30 тысяч казаков.

После передвижения советских войск вглубь Донской области власть от военных перешла в ведение ревкомов, которые руководили работой по организации и созданию Советской власти на захваченных территориях.

Одновременно при ревкомах были созданы районные трибуналы, которые незамедлительно приступили к арестам, расстрелам и взятию заложников.

К борьбе с казаками активно привлекались иногородние. Руководитель Гражданупра С.И. Сырцов так разъясняет свою по зицию в этом вопросе: «Угнетаемые в экономическом и политическом отношении иногородние воспитывали в себе массу неприязни и ненависти к казачеству, к его быту. По существу, это была здоровая классовая ненависть, и мы обязаны были ее использовать - вооружив рабочих и крестьян, создать ту реальную силу, с помощью которой мы могли бы экономически обессилить казачество, раздробить его, вывезти более опасные и непокорные элементы и распылить их».

Сырцову вторит член Реввоенсовета фронта Г.Я. Сокольников, который предлагает для «усиления расслоения казачества» удалить старшие возрасты казаков за пределы Донской области и поместить их в концентрационные лагеря.

Донбюро РКП (б), в свою очередь, направило ревкомам директиву, в которой предписывалось немедленно арестовать в станицах и хуторах всех видных представителей казачества и «отправить их как заложников в районные революционные трибуналы».

Основные принципы политики Донбюро определялись следующими положениями: «Существование донского казачества с его экономическим укладом жизни, остатками экономических привилегий, прочно укрепившимися реакционными традициями, воспоминаниями о политических привилегиях, пережитками патриархального строя, с доминирующим бытовым и политическим влиянием более богатых, стариков и тесно сплоченной группы офицерства и чиновничества, стоит перед пролетарской властью неизменной угрозой контрреволюционных выступлений.

Эти выступления тем более опасны, что военная организация казачества входила неотъемлемой частью даже в его будничную мирную жизнь. Вообще обучение военному искусству, которое делает каждого казака от 18 лет до возраста полной физической старости искусным воином, дает контрреволюции готовый кадр солдат (до 300 тыс. человек), которые очень быстро могут моби- лизоваться (примеры всех бывших восстаний) и вооружиться (за­прятанным с величайшей хитростью оружием).

Добавлено (12.09.2012, 00:07)
---------------------------------------------
Положение Советской власти, угроза успешного наступления на которую иностранного империализма далеко еще не устранена, наличность этого кадра живой силы контрреволюции грозят величайшей опасностью.

Все это ставит насущной задачей вопрос о полном, быстром и решительном уничтожении казачества как особой бытовой экономической группы, разрушении его хозяйственных устоев, физическом уничтожении казачьего чиновничества и офицерства, вообще всех верхов казачества, активно контрреволюционных, распылении и обезвреживании рядового казачества...

Обезземеливание многоземельного черкасского казачества...

Упразднение войсковой собственности на землю...

Конфискация рыболовного имущества у казаков по Дону и передача его рыболовным артелям и крестьянам-рыбакам.

Наложение контрибуций на отдельные станицы.

Проведение чрезвычайного налога с таким расчетом, чтобы он главной своей тяжестью, наряду с крупной буржуазией, лег на казачество...»

О том, что вытворяли варвары-большевики на занятых казачьих территориях в первой половине 1919 года, говорят в своих докладах в Москву представители Советской власти, непосредственные участники вопиющего геноцида против казачества.

Вот о чем свидетельствует член партии коммунистов К.К. Краснушкин, направленный из Москвы в окружную станицу Урюпинскую Хоперского округа для работы в ревтрибунале. Впоследствии Краснушкин возглавил Урюпинский комитет коммунистической партии большевиков и работу указанных учреждений знал не понаслышке, а изнутри. Сам Краснушкин называет все то, что творилось в Хоперском округе, вакханалией, произволом и на­силием.

«Среди членов партии можно было слышать довольно часто неприличную ругань, сплетни, кумовство и др. провинциальные пороки, много партийных товарищей и сочувствующих, назначенных в хутора и станицы, вели себя неподобающе: резко, вызывающе... активной агитационной работы вести не могли и не умели.

<...>

Кроме того, был целый ряд случаев, когда назначенные на ответственные посты комиссары станиц и хуторов грабили население, пьянствовали, злоупотребляли своею властью, чинили всякие насилия над населением, отбирая скот, молоко, хлеб, яйца и др. продукты и вещи в свою пользу; когда они из личных счетов доносили в ревтрибунал на граждан, и те из-за этого страдали.

<...>

Эти отбирания и реквизиции сплошь и рядом... одной из серьезных и главных причин всеобщего восстания в Хоперском р-оне была, несомненно, и террористическая по отношению к мирному населению политика ревтрибунала...

Трибунал разбирал в день до 50 дел... смертные приговоры сыпались пачками, причем часто расстреливались люди совершенно неповинные: старики, старухи и дети. Расстрелы производились часто днем на глазах у всей станицы по 30-40 человек сразу, причем осужденных с издевательствами, с гиканьем, криками вели к месту расстрела.

На месте расстрела осужденных раздевали догола, и все это на глазах у жителей. Над женщинами, прикрывавшими руками свою наготу, издевались и запрещали это делать. Всех расстрелянных слегка закапывали близ мельницы, невдалеке от станицы.

Результатом этого - около мельницы развелась стая собак, злобно кидавшихся на проходящих жителей и растаскивавших руки и ноги казненных в станице».

В докладе Краснушкин называет белогвардейцев деникински-ми бандитами, в связи с чем возникает вопрос: а кто же тогда те, кто грабил, насиловал, расстреливал казачье население? Все это исходило от варваров-большевиков, оккупантов, которые вновь, как и в 1918 году, но в еще больших масштабах, творили вопиющие беззакония на донской земле.

Вот свидетельство еще одного партийца, М.В. Нестерова, который говорит о руководящем принципе беснующихся большевиков в станице Урюпинской: «Чем больше вырежем казачья, тем скорее утвердится Советская власть на Дону».

А лейтмотивом доклада Нестерова «О положении в Хоперском районе Донской области» служат его же слова: «А расстрелы там были ужасные».

«Будучи командирован в Донскую область в апреле месяце, я имел возможность ознакомиться почти за два месяца не только с экономической жизнью завоеванной местности, но и политической... Партийное бюро возглавлялось человеком, абсолютно не знающим быта казачества и не умеющим подойти узнать его, дей­ствующим, по его словам, по какой-то инструкции из центра, причем инструкция о терроре понималась как полное изничтожение казачества.

Добавлено (12.09.2012, 00:08)
---------------------------------------------
<...>

Зная казаков раньше, еще при царском режиме, свободолюбивыми, имеющими еще в то время свою выборную гражданскую власть, привыкшими к коллективизму в работе... теперь я встретил забитого казака, затерроризированного, боящегося незнакомому человеку сказать лишнее слово, враждебно относящегося к местным порядкам, к местной власти, сидящего по хуторам и боящегося показаться в окружной станице, а то, чего доброго, отберут лошадь да и расстреляют.

А расстрелы там были ужасные. Ревтрибунал расстреливал стариков казаков по донесению местного комиссара или по наговору соседки. Расстреливались безграмотные старухи и старики, которые еле волочили ноги, расстре­ливались казачьи урядники, не говоря уже, конечно, об офицерстве; все это, по словам местных властей, по инструкции из центра. Иногда в день расстреливали партиями по 50-60 человек.

Не было ни одной попытки подойти к казаку деловым образом, договориться мирным путем, а подход был один - винтовка и штык. Можно было почти каждый день наблюдать дикую картину, когда из тюрьмы вели партию на расстрел, здоровые несли больных, конвой с винтовками, револьверами разгонял с улиц по пути ше­ствия прохожих. Все знали, что это обреченные на смерть... Все это делалось на глазах казаков, которые возмущались, затаивали злобу против Советской власти...

Не лучше была политика продовольственная. Во главе продовольственного отдела стоял некто Гольдин. Его взгляд на казачество был таков: казаки - его враги, нагаечники, зажиточные, а посему до тех пор, пока всех не вырежем и не населим пришлым элементом Донскую область, до тех пор Советской власти там не бывать. Отсюда инструкции своим агентам - быть беспощадными с казаками.

Агенты с винтовками, грубо врываясь в избы, не объясняя принципов монополии, не объясняя принципов Советской власти, требовали винтовкой хлеба, скота, масла, яиц и т. д. Вся эта реквизиция носила бессистемный характер, неорганизованный, часто зависела от произвола агента. Иногда отбирались дойные коровы на убой, чтобы потом распределить вместо убоя между своими комиссарами.

Такая грубая реквизиция страшно раздражала население...

За неделю до эвакуации Урюпинской была назначена мобилизация казаков. Агитации никакой перед этим не велось. Власть боялась мобилизации - и на всякий случай были мобилизованы коммунисты... Накопившаяся злоба, недовольство казачества поведением местных властей вылились при мобилизации в некоторых станицах в восстания, которые при приближении Деникина разрастались. Было необходимо эвакуировать Урюпиискую, но и тут некоторые члены ревкома своих родственников отправили заблаговременно, вызвав возмущение рабочих».

Но ревтрибуналы совместно с ЧК творили свои черные дела не только в Хоперском округе. По свидетельству того же Сырцова, в Вешенском районе было казнено 600 казаков. М.А. Шолохов в письме А.М. Горькому сообщает, что в станице Мигулинской бессудно было расстреляно 62 казака, а в станицах Шумилинской и Казанской «количество расстрелянных казаков (бывшие выборные хуторские атаманы, георгиевские кавалеры, вахмистры, почетные станичные судьи, попечители школ и прочая буржуазная контрреволюция хуторского масштаба) достигло 400 с лишним человек».

В станице Морозовской председатель ревкома Богуславский, пьяный, вошел в местную тюрьму и расстрелял 64 арестованных казака.

«Когда в станицу переехал штаб 9-ой армии, политотдел этой армии вместе с членом Донбюро И. Дорошевым распорядились арестовать весь состав Морозовского ревкома и провести следствие. Была выявлена страшная картина диких расправ с жителями станицы и окрестных хуторов. Только во дворе Богуславского обнаружили 50 зарытых трупов расстрелянных и зарезанных казаков и членов их семей. Еще 150 трупов нашли в разных местах вне станицы. Проверка показала, что большинство убитых ни в чем не было виновно и все они подлежали освобождению».

Эти зверства получили на Дону такую широкую огласку, что большевикам пришлось поставить своих соратников к стенке, ви димо, в назидание другим, чтобы работали тоньше и скрытнее. Богуславского и двух членов ревкома расстреляли.

Казачество было поставлено перед выбором: либо, не сопротивляясь, быть поголовно уничтоженным, либо восстать и изгнать со своей территории варваров-коммунистов, тем самым спасая детей, жен и стариков от ужасных расстрелов и казней, чинимых комиссарами-большевиками.

Добавлено (12.09.2012, 00:09)
---------------------------------------------
Двенадцатого марта в верхнедонских станицах в ответ на зверства большевиков вспыхнуло восстание против новой власти, пытавшейся кровавым разбоем утвердиться на донской земле.

Три месяца окруженные со всех сторон в несколько раз превосходящими силами большевистских комиссаров казаки яростно вели борьбу не на жизнь, а на смерть, отстаивая свою свободу и независимость. Вот что говорили в то время о причинах восстания руководящие работники партии коммунистов, устанавливавшие диктатуру на казачьей земле.

«Отсутствие реальной силы - вот причина открытого выступления казачества»,- заявлял начальник Гражданупра Сырцов. Член реввоенсовета Южного фронта Сокольников утверждал, что «восстание в Вешенском районе началось на почве применения военно-политическими инстанциями армии и ревкома массового террора по отношению к казакам, восставшим против Краснова и открывшим фронт Советским войскам».

В Усть-Медведицком округе председатель ревкома И. Карпов причинами восстания называл «реквизиции скота и хлеба у казаков или в большинстве случаев конфискации», «весьма грубое обращение воинских членов с местными казаками, оставшимися в хуторах и не ушедшими с Красновым» и «назначение местной власти из чуждого казачьему населению элемента».

Да и Ленин не переставал требовать от Дона хлеба, хлеба и хлеба в голодающую Москву и другие города республики Советов. Вот мартовская телеграмма Ленина начальнику снабжения Южного фронта А.Л. Колегаеву: «Сколько маршрутных поездов с продовольствием отправили в Москву и сколько можете отправить в следующий месяц? Сделано ли все для исполнения директивы ЦК насчет мер по сбору продовольствия в Донской области? Сколько именно ссыпано и как идет ссыпка? Достаточно ли у вас рабочих из центра для продовольственной работы? Прошу ответить телеграфно».

Шестнадцатого марта член Реввоенсовета Южфронта Колегаев направил в войска распоряжение следующего содержания: «Записка по прямому проводу. Весьма секретно. По всем адресам. Реввоенсоветам 8, 9, 10 армий. Предлагаю к неуклонному исполнению следующее: напрячь все усилия к быстрейшей ликвидации возникших беспорядков путем сосредоточения максимума сил для подавления восстания и путем применения самых суровых мер по отношению к зачинщикам-хуторам:

а) сожжение восставших хуторов;

б) беспощадные расстрелы всех без исключения лиц, прини мавших прямое или косвенное участие в восстании;

в) расстрелы через 5 или 10 человек взрослого мужского на селения восставших хуторов; г) массовое взятие заложников из соседних к восставшим ху торов;

д) широкое оповещение населения хуторов, станиц и т. д. о том, что все станицы и хутора, замеченные в оказании помощи восставшим, будут подвергаться беспощадному истреблению все го взрослого мужского населения и предаваться сожжению при первом случае обнаружения помощи; примерное проведение кара тельных мер с широким о том оповещением населения.

О всех принятых и применяемых мерах точно информировать Реввоенсовет Южфронта». Сырцов требовал «за каждого убитого красноармейца и члена ревкома расстреливать сотню казаков».

Кроме того, он предлагал отправлять на принудительные работы в Воронежскую губернию и другие места казаков в возрасте от 18 до 55 лет, «приказывая караульным командам расстреливать за каждого сбежавшего казака пятерых».

На VIII съезде РКП (б), проходившем во второй половине марта, Френкель, говоря о деятельности Донбюро, призывал к экспроприации на Дону и «массовому переселению казачества вглубь России и помещению на его место пришлых трудовых элементов, чтобы среди них растворить оставшихся».

Переселение началось сразу же после съезда. Крестьяне Петроградской, Олонецкой, Вологодской, Череповецкой, Псковской и Новгородской губерний следовали на Дон, чтобы заселить новые для них места.

Ленин вместе с Троцким предполагал отправить на Дон три тысячи питерских рабочих с целью «наладить дела, обессилить казаков, внутри разложить их, поселиться среди них, создать группы по деревням и т. д.».

Седьмого апреля Реввоенсовет в своем приказе за подписью Ходоровского и Сокольникова потребовал «во изменение прежних постановлений в отношении общей политики Донской области руководствоваться следующим: самым беспощадным образом подавлять попытки мятежа в тылу, применяя при этом подавлении меры массового уничтожения восставших, в то же время по отношению мирных районов не прибегать к массовому террору, пре­следовать только активных контрреволюционеров, не принимать мер, могущих остановить разложение казачества, строжайше преследовать произвольные реквизиции».

 
Форум » Форум » Нехаевский форум » Под небом казачьм Крехов В.И. (продолжение 2)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp and BananaMAN © 2017